aequans
Omnia munda mundis
Энни

С момента, как приносит аист,
Не нарушается режим,
Мы — просто жертвы обстоятельств:
Родился. Сомневался. Жил.

Такая сумрачная вера,
Рисунок мироберегов:
За гранью рифмы и размера
Лишь тьма — и больше ничего.

Пусть был в расчётах точен вроде,
Но логика — всего одна:
Подход научный непригоден,
Где метафизика видна.

Не вздумай выходить из текста -
Твой шанс вернуться невелик,
А повезёт — увидишь: место
Твоё изъяли вдруг из книг.

Теперь блуждай, не видя солнца,
Статист, курьёзный эпизод.
Ты думал — стать первопроходцем?
Нет, милый, всё наоборот!

Скорее — по тебе пройдутся
Ленивым взглядом. Пролистнут,
Поправят минусик на плюсик
И позабудут в пять минут.

Вся сумма знаний бесполезна,
Когда за чередой дверей
Перед тобой открылась бездна:
Мир — шире книжицы твоей.

Лирический герой удивлённо озирается, трёт глаза, ещё ничего не понимая. Перед ним — библиотечный стеллаж, рядом на столе лежит его родная книга, тут же валяются несколько грубо вырванных из неё страниц — все сцены с его появлением. Больше в помещении никого нет, массивная дверь заперта. Лирический герой открывает окно и видит, что прыгать невысоко — всего метра три. Машинально подобрав «свои» страницы, он решается и выпрыгивает на улицу — как есть, голышом.

Город оказывается почти пуст.

@темы: Словоохотливость, сердце - наш барабан, форма - это и есть содержание